Понятия и определен…
 
Поделиться:
Уведомления
Очистить все

[Закреплено] Понятия и определения


(@koalicziya-protiv-pytok-v-kyrgyzst)
Участник Moderator
Присоединился: 2 года назад
Сообщения: 35
Topic starter  

В соответствии со статьей 16, 20 Уголовно-исполнительного кодекса (УИК), осужденные охрану здоровья и получение квалифицированной медицинской помощи; социальную защиту. Осужденные в период исполнения и отбывания наказаний или принудительных мер уголовно-правового воздействия имеют право на создание условий, обеспечивающих охрану их здоровья, включая получение бесплатной первичной медико-санитарной и специализированной медицинской помощи, в том числе в амбулаторно-поликлинических или стационарных условиях. Медицинская помощь осужденным может оказываться в учреждениях здравоохранения независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности в объеме государственных гарантий, установленных законодательством в области здравоохранения. Администрация органов и учреждений, исполняющих наказания и принудительные меры уголовно-правового воздействия, создает условия для медицинского и санитарно-эпидемиологического обслуживания осужденных Медицинское обслуживание осужденных обеспечивают медицинские части в каждом учреждении, одно лечебное исправительное учреждение. В целях реализации норм УИК, Правительством принято Постановление от 9 октября 2015 года № 696 «Об утверждении Правил оказания медицинской помощи лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы Кыргызской Республики» и от 29 ноября 2011 года №745 «Об утверждении Порядка медицинского освидетельствования осужденных к лишению свободы, страдающих тяжелыми заболеваниями, и их представления к освобождению от дальнейшего отбывания наказания».


Цитата
(@arsen-ambaryan)
Участник Moderator
Присоединился: 2 года назад
Сообщения: 20
 

По информации медиа ресурса «Кактус» в ИК 47 скончался осужденный Алымжан Гупуров, страдающий тяжелым заболеваем.
Несомненно, эта смерть должна быть расследована ввиду неоказания квалифицированной и своевременной помощи, а также ввиду халатного отношения к своим обязанностям персонала ИК 47 и надзирающего прокурора!

«Порядок медицинского освидетельствования осужденных к лишению свободы, страдающих тяжелыми заболеваниями, и их представления к освобождению от дальнейшего отбывания наказания» утвержден постановлением Правительства от 29 ноября 2011 года №745. В постановление были внесены изменения в 2017 году, которые вступили в действие с 1 января 2019 года
Алгоритм следующий:

Лечащий врач осужденных, страдающих тяжелыми заболеваниями, устанавливает диагноз заболевания, ведет историю болезни и проводит соответствующий курс лечения. В случае неэффективности назначенного курса лечения или ухудшения состояния здоровья осужденного, в течение одного дня представляет необходимые медицинские документы на рассмотрение СВТЭК по месту отбытия наказания осужденного.

Комиссии СВТЭК в течении двух дней представляет материалы на рассмотрение СМК (специальная медицинская комиссия)

СМК в течение пяти дней осуществляет медицинское освидетельствование осужденных. В случае подтверждения заболеваний,  представляет свое заключение учреждению, отправившему осужденного.

Начальник учреждения УИС, после получения заключений СМК в течение трех дней, в установленном порядке направляют в суд следующие материалы:

— заключение СМК;

— личное дело осужденного;

— история болезни осужденного.

Таким образом весь процесс освидетельствования пациента до направления материалов в суд должен занимать 11 дней!!!

За ненадлежащее освидетельствование осужденных и за дачу недостоверного заключения члены СВТЭК/СВК/СМК несут ответственность в соответствии с законодательством Кыргызской Республики.

https://kaktus.media/doc/425533_iz_za_batykaeva._iz_kolonii_ne_vypystili_zakluchennogo_na_chetvertoy_stadii_raka._on_ymer.html

Это сообщение было изменено 2 года назад 2 раз от Arsen Ambaryan

ОтветитьЦитата
(@arsen-ambaryan)
Участник Moderator
Присоединился: 2 года назад
Сообщения: 20
 

 

Врач не должен сидеть в тюрьме

 

Не прекращающие скандалы в здравоохранении и медицине требует обратиться к теме закона охране здоровья и прав граждан.

История трех пациенток одной из частных клиник в Бишкеке, поднимает несколько  вопросов, оставшихся на мой взгляд за пределами их историй взаимоотношений с частными медицинскими клиниками.

О чем мне говорят их истории?

Как минимум о том, что пациенты:

— не заключали договор на оказание медицинских услуг или невнимательно его прочли перед подписанием,

— не подписывали информированное согласие, или это согласие не было полным и не информированным,

— в клинике отсутствует процедуры внутреннего контроля качества медицинских услуг и — главный врач клиники, не контролирует их качество и безопасность

-Министерство здравоохранения не осуществляет контроль качества и безопасности медицинских услуг в частных клиниках.

Ознакомление с содержанием сайтов некоторых Бишкекских частных медицинских клиник подтверждает мои предположения. Информация на сайтах не дает пациенту достаточной информации по статусу клиники, его персонале , процедурах контроля качества и безопасности медицинских услуг, стандартных формах договора и добровольного информированного согласия.

Между тем добровольное информированное согласие пациента на медицинское вмешательство – важнейший, я бы сказал критически важный документ. Его отсутствие или согласие «на всё», или витиеватое и запутанное изложение в нем ключевых аспектов конкретного медицинского вмешательства и его последствий, граничит с мошенничеством и не может признаваться добровольным и информированным согласием. Недавно я ознакомился с подобным документом, в котором клиника информировала пациента, что не отвечает за результат вмешательства, даже за негативный результат и не возмещает понесенные затраты! Все это свидетельство как минимум бесконтрольности.

 

О чем должен быть проинформирован пациент?

Я советую клиентам как частных, так и государственных клиник, в ходе консультаций перед серьезным медицинским вмешательством, получать следующую информацию с  внесением ее в бланк добровольного информированного согласия:

  1. Точный диагноз, установленный клиникой или лечащим врачом и показания для медицинского вмешательства
  2. Описание методов и этапов медицинского вмешательства
  3. Цель медицинского вмешательства
  4. Противопоказания для медицинского вмешательства (абсолютные и относительные)
  5. Возможные осложнения и последствия медицинского вмешательства

6.Возможные альтернативные варианты медицинского вмешательства

7.Предполагаемый результат после предлагаемого медицинского вмешательства

  1. Описание последующей симптоматики и осложнений
  2. Вероятность изменения тактики и плана лечения
  3. Что будет в случае отказа пациента от медицинского вмешательства

Получив подобную письменную информацию по этим аспектами согласие на вмешательство можно считать информированным. Кстати, в подробном информировании пациента и его информированности должны быть заинтересованы прежде всего сами врачи.

 

Какой прогноз на ваш взгляд развития ситуации с пациентками?

На мой взгляд, неизбежна компенсация за причиненный вред, в том числе и моральный. Гражданский кодекс Кыргызской Республики об этом недвусмысленно говорит «Вред, причиненный личности или имуществу гражданина…подлежит возмещению лицом, причинившим вред, в полном объеме. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. В возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества. (ст. 993). Юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении им трудовых (служебных, должностных) обязанностей. (ст.997)

Мы видим, что законом установлена презумпция вины причинителя вреда, что предполагает, что доказательства отсутствия его вины возложена на самого причинителя вреда. Пациент не должен доказывать вину причинителя вреда, она –презюмируется, а ответчиком является клиника.

В это же время Министерство здравоохранения должно провести экспертизу качества оказанных медицинских услуг, так как законом «Об охране здоровья граждан в Кыргызской Республике» на Министерство возложена аккредитация физических и юридических лиц, занимающихся медицинской деятельностью, лицензирование медицинской и фармацевтической деятельности, управление качеством медико-санитарной помощи (т.е. установление стандартов качества) и контроль качества медико-санитарной помощи, оказываемой субъектами частной медицинской деятельности. Министерство должно назначить экспертизу качества оказанных услуг. Иными словами, министерство должно выполнить свою функцию возложенную на него законом в целях охраны здоровья граждан. Но Министерство засунуло голову в песок, делая вид что ничего не происходит.

 

Ошибка или халатность

Я убежден, что в случаях врачебной ошибки врач не должен сидеть в тюрьме. Конечно, важно понять, а что собственно понимать под врачебной ошибкой? Очевидно, что использование нестерильного инструмента повлекшее инфицирование пациента, скорее всего не врачебная ошибка. Есть врачебная ошибка (добросовестное заблуждение) и есть халатность (невыполнение должностных инструкций). Отличить одно от другого может только медицинское сообщество. Так что должны быть эксперты-врачи. Уважаемые и независимые. Ни от кого и ни от чего. Но, увы, это не наш случай!

У нас нет никакого механизма для справедливой оценки действий врача. Министерство, медицинское сообщество, вместе с медицинскими экспертами будут выгораживать своих. Пациенты, подстрекаемые ими же через СМИ, будут жаждать медицинской крови по поводу и без. И, под шумок, пройдут очередные реформы здравоохранения. Пациенты это спокойно проглотят, ведь посадят плохих врачей. Мысли что других врачей нет и не будет, о том, что врачи, в случаях малейших рисков, перестанут оперировать пациентов тем самым лишая их шансов — пациентские головы почему-то не посещает.

 

Что делать?

Сейчас в стране проводится масштабная реформа законодательства, в том числе и в области здравоохранения. Этот процесс- хорошая возможность исправлять системные проблемы.

По закону, Министерство здравоохранения монополизировало в себе функции: аккредитации, лицензирования, организации контроля и контроля качества медицинских услуг и медицинской экспертизы. Можно ли говорить, что в таких условиях пациент способен добиться справедливости в условиях монополии одного органа с одной стороны и при отсутствии государственного органа по защите прав пациентов и потребителей с другой? Потребитель медицинских услуг оставлен один на один с настоящим монстром. По моему мнению, Министерство здравоохранения не должно быть лицензиаром, экспертом, судьей и палачом в одном лице. В рамках работы над новым законодательством эту деятельность нужно демонополизировать, оставив за министерством функции арбитра. Законы и подзаконные акты должны установить правила игры, а министерство должно наблюдать за тем как эти правила соблюдаются и, как я уже говорил, экспертные подразделения министерства здравоохранения нужно передавать в Государственную экспертную службу, во многом демонополизировав саму экспертную медицинскую деятельность.

Сегодня как грибы после дождя появляются медицинские центры. Скорее всего они образованы в виде ОсОО — коммерческих структур. Уставной капитал этих коммерческих структур неизвестен, но он должен быть достаточен для удовлетворения требований пациентов. Для примера. Государство выплачивает погибшим в результате конфликта на границе 1 миллион сомов. На такую сумму государство оценивает жизнь человека. Но если для удовлетворения требований пациентов государственных или муниципальных медицинских учреждений здравоохранения возмещение вреда гарантируется казной государства, то такие же требования частных клиник должны быть гарантированы уставным капиталом, следовательно, уставной капитал медицинских центров должен быть не менее 1 миллиона сомов с постепенным его увеличением. Одновременно нужно активно внедрять страхование гражданской ответственности медицинских работников.

Иностранные специалисты которые практикуют в Кыргызской Республики: как они проходят нострафикацию (признание) диплома об образовании, лицензирование и аккредитацию, каков их уровень знаний государственного языка, какие стандарты и клинические протоколы используют?

Все неясности, недоговоренности и т.п. являются предпосылками для коррупции, которая стала в медицине практически эндемичным явлением. Не надо себя обманывать!

На сайте Министерства здравоохранения нет никакой информации для пациентов, юристов, экспертов  о стандартах качества медицинской помощи, о перечнях сертифицированных иностранных специалистах и лицензированных юридических лиц, их уставные фонды и т.п. Информационная и правовая работа Министерства здравоохранения на уровне отдаленного айыл окмотту.

 

А.Амбарян,

адвокат


ОтветитьЦитата